К вершинам!
Сайт Ольги Ивановой
+38 (097) 89 58 977

Трали-вали или Как мы кочевали ч. 16

9 октября

Вчера Серега снова грозился  погонять меня по сопочкам. Снова не разбудил  (за него это сделал Анлек), но таки погонял!

Мы встали довольно  поздно как  для собирания стада – в 7 утра. На сей раз благодаря Анлеку я хоть позавтракаю перед выходом!

Ваня Валетке дал мне свои 44 размера (!!) болотники,  я их одела на свои чижи (меховые чулки). Вообще-то это не рекомендуется, ногам будет слишком жарко и мокро, но как иначе мне удержать  свои стопы в 44 размере? Накрапал дождь, и я получила еще и прорезиненный плащ с барского плеча – с плеча того же Вани Валетке.

 

 

040

 

Серега сразу взял нешуточный темп – рванул. Шли бы медленнее, но так как вышли позднехонько, нужно было торопиться.

Если бы бригада кочевала, олени так сильно не разбрелись бы. Но последнее время погода была скверная – мело, плохая видимость… Около трех недель пришлось стоять на одном месте.   Олени – животные чистоплотные, их тянет на чистые пастбища, не любят пастись  на хорошо «утоптанных», им свежую пищу подавай. Вот и пришлось их собирать километров за восемь-десять (мне показалось, что за все двадцать!).

Как только мы отошли от лагеря,  я почувствовал, как тяжело тягаться  в марафоне  с чукчами. Серега спросил, не тяжелы ли мне сапоги и не жарко ли.  На первых километрах это прозвучало – как насмешка. Холодина стояла та еще! Но довольно скоро я поняла небезосновательность этих вопросов, весь их подтекст….

— Это я еще иду на первой скорости, — заверил меня Серега. – А вот так – на третьей…

Я не успела и охнуть, как его красная с синим шапочка замелькала где-то вдалеке. Нажала на ноги, — и почувствовала, что в груди загрохотало. Стало сперва  жарковато, а потом и жарко до ужаса. Серега знай подбадривал: «Сейчас выработается  сорок второе дыхание…»

Не знаю, как сорок второе, у меня и первое  зашкаливало.  Скоро я  расстегнула плащ, затем полушубок, сняла рукавицы. А когда стали скакать (Серега утверждает, что ползти…) по сопкам, почувствовала, что вся мокрая, готова была снять с себя всю  теплую одежду. Но как раз этого-то делать   нельзя – простыла бы в момент.

Мне нужно было спросить пастухов, как одеваться на поиски куска,  или хотя бы присмотреться к тому, как одеваются они. Пастухи собирают стадо всегда налегке, но это я поняла задним числом.  А вначале сработала  привычка городской  девочки, выросшей на асфальте и ездившей на метро: холодно – одевайся, чем холоднее – тем одевайся теплее.

Кстати,  метро, как и яранга —  «отапливается» только человеческим дыханием.   Но в метро я никогда не замерзала, а   в  яранге зимой   не замерзаешь разве что  в пологе и то только тогда,  когда там спят все. Жиденький костерок, на котором   готовят пищу  – слабый согрев зимой…

 

Наконец Серега  меня пожалел и предложил передохнуть на одной из сопочек (а может, ему просто надоело, что я все время плетусь сзади и нужно  постоянно оглядываться…). Он присел. Я рухнула рядом.  Но в моем распоряжении   было  всего пару минут. Рассиживаться  некогда – путь неблизкий, кусок нужно пригнать в бригаду до темна, а лучше – до  обработки. Приходится торопиться.  Серега взял мой плащ с рукавицами, привязал их к своему чаату и со словами «долго отдыхать тоже плохо» рванул вперед.

 

Самое трудное – это сопки. По ровной местности я еще могу ходить долго и не выдыхаться. Но эти подъемы и спуски!…

Мне было неловко признаться, что я выдохлась (ха-ха, а то это было незаметно! ;), поэтому чтобы хоть немного перевести дух, шла на маленькие хитрости. Серега время от времени посматривал в бинокль – искал откол.  Его было не видно. Тогда я настаивала: «Посмотри еще! Внимательнее!». А потом предлагала: «Давай я, вдруг я увижу…» Это были блаженные  секунды  НЕХОДЕНИЯ.

 

Когда кусок действительно  появился на горизонте, я его в бинокль не  увидела.

Серега заметил его невооруженным глазом.

Олешки сливались  с  сопками (которые были черно-белыми) и эти серо-белые точки не так-то просто было рассмотреть. Когда я увидела, как далеко они от нас находятся (а в тундре из-за прозрачности воздуха все выглядит ближе, чем на самом деле), мой дух совсем упал: «Не дойду…» Но не возвращаться же с полдороги!

На все Серегины вопросы я  только кисло улыбалась…

 

Наконец отыскали    стадо, соединились с другими пастухами, которые «вели» свой  кусок  и погнали его на место стоянки.  В нашей «цепочке» были старики и  мужчины средних  лет, молодежь  ушла искать откол вместе с Сашей  Ококом.

Когда увидела оленей вблизи, идти стало легче. Мне поручили   собственный участок работы,  я подгоняла «своих», довольно бодро   посвистывая и покрикивая «гоу-гоу» — как это делают другие   пастухи  (Я так и написала —  «другие  пастухи», самовольно «зачислив» себя в  бригаду.  Кстати, через несколько лет я буду зачислена – на целый месяц ;) – пастушкой   в одну из оленеводческих бригад совхоза «Энмитагино», которая выпасает стадо на острове Айон. «Журналист меняет профессию» — была такая рубрика в мою бытность!)

  

В кустах с криками и свистом  мне велели  не усердствовать – чтобы не распугать олешек. Я убрала звук. Пробираться   через непроходимые   кустарники было и мне непросто – то и дело извиваться, наклоняться, переступать… Силы снова покинули меня, и я стала меньше тревожиться об оленях. Но Серега   замечал   мою  небрежность сразу же.  Стоило мне только оставить после себя хоть несколько голов, он, как ни в чем ни бывало,  возвращал меня назад: «Оля, внимательнее! Подбери этот кусок!»

Что поделаешь? Я возвращалась…

Во рту пересохло… О чае мечтала по дороге «туда», а по дороге «назад» им уже просто бредила… От жажды губы стали совсем непослушными, свистеть  становилось все труднее – это было больше похоже на хрип, чем на свист…  Мои  слабые  окрики  все меньше подгоняли оленей:

— Гоу, гоу… — огрызалась я на  них.

— Гум-гум, — невозмутимо игнорировали они меня.

То и дело  бегать  влево-вправо  становилось все труднее. Стала уже, как пастухи, подгонять их палкой, швыряя ее в их сторону. Потом и на палку не стало хватать сил.

Но Серега не спускал мне ни единого «куска». Все возвращал меня и возвращал.

Только лайка с трудно  выговариваемым  для меня чукотским именем спасла меня от окончательного падения. Хозяин направлял ее   к отдаленному   куску и она смело бросалась   на животных, от чего те вынуждены были поторопиться в нужную нам сторону. Она была куда лучшим работником,  чем я… При всем том, что ее так мало кормят…

Правда несколько важенок  (оленух) оказалось с характером, чуть не  взяли  бедную  собачку на   рога. Погоняли ее    по первое число! Хозяин вступился…

 

      Продолжение, часть 17 — здесь 

 

 

 



Оставить комментарий