К вершинам!
Сайт Ольги Ивановой
+38 (097) 89 58 977

Маршрутом проб и ошибок, ч. 5

  1. Своеволие «храброго альпиниста»

 

30 августа

 

Несколько дней назад у Варцабьюков ночевали туристы со Львова — Юра, Игорь и Маркиян. Они вернулись с Говерлы и сказали, что погода там «жахлива». Тут,  в Дземброне, она тоже  жуткая. Вера   рассказала, что под утро ветер так бушевал, что гнул чуть ли не в дугу молодой кедр, который растет под окнами. Она боялась, что крышу  сорвет.  У меня  от всего этого скоро тоже сорвет крышу…

 

 

 

погода портится

 

 

 

Мое терпение вот-вот лопнет. Достает неосуществляемость  моих планов и чувствую, что пойду, несмотря  на…

 

 

 

пасмурно

 

 

 

Услышав о таких моих намерениях, Тарас мудро заметил:  «Ну если ты готова идти в непогоду, то можешь отложить этот поход еще на немного. Непогода  от тебя  не убежит, а погоду есть шанс  дождаться».

Приходил  Маричкин односельчанин Мыкола с пилорамы, заверил, что  погода будет.  Объяснил это как-то путано. «Місяць має чотири кватирі…»,  и нынче он, мол, с какой-то там  «кватирі» типа того, что съезжает. Как я поняла, речь идет о фазах луны… У местных  жителей  переплелись знания с предрассудками до такой степени, что их друг от друга не отдерешь. Тот же Мыкола рассказывал мне, что в озеро Бребенескул и Несамовитое нельзя бросать камни. Почему? Дождь пойдет!

 

 

И вот вам официальное подтверждение:

 

 

 

 

 

Предрассудки  Несамовитого

 

 

 

 

1 сентября

 

 

 

Я поняла, почему в последние дни истаивает моя радость. Я сосредоточилась на результате, а не на процессе. Просыпаясь утром, первым делом смотрю в  окно и, увидев в нем дождь, тучи, туман испытываю чувство досады – опять придется отложить поход.

 

 

 

в ожидании похода

 

 

 

Я живу ожиданием похода, а  нужно просто жить. Даже дождь  принимать как благословение, а  не проклятье, ведь дождь – это грибы. И  еще … под него так  хорошо думается и сладко грустится…

 

 

 

сыроежки

 

 

 

белые грибы

 

 

 

 

 

 

Мы чистим с Маричкой  мои грибы и поем грустные песни…

Вдвоем грустить как-то веселее…

 

 

 

 

 

Грибы великаны

 

 

2 сентября

 

Свершилось!  Дождалась!  Дотерпела…

В рюкзаке – только самое необходимое: палатка, спальник, горелка с  газовым баллоном (на хребте  нет дров, да и в дождь на костер не очень можно рассчитывать),  теплая  одежда, плащ, провизия  на пять дней, фотоаппарат, бинокль, карманная  Библия…Взвешиваю рюкзак на весах – 20  кг. Первая мысль: как же  я это смогу поднять на плечи? Вторая мысль:  как же я с таким весом буду передвигаться? Третью мысль попросту отогнала…

Самое трудное — надевать эту страхопудину в пути после привала. Сперва приходится отдыхать лишь там, где  можно  поставить рюкзак на возвышенность, оттуда его натягивать на плечи. Потом приноравливаюсь надевать его лежа,  перекатываясь на четвереньки  и вставая с такого положения. Как хорошо, что иду одна, —  никто не видит этих странных упражнений.

— А куди це ви, пані?  — спрашивает меня один из  пастухов полонины Смотрич, когда прохожу мимо их избушки.

 

 

 

 

избушка  на полонине

 

 

 

—   На Говерлу, або хоча б до Несамовитого, —  отвечает пани с полторапудовым рюкзачиной на плечах.

— А чого ж самі? Небезпечно, пані…

— Та я обережненько…

По дороге встречаю двух  поляков. Из их рассказа понимаю, что погода на хребте не ах. Ночью выпал снег, очень ветрено.

Зато гроза не угрожает  :).

Но я не полезу в пасть дракона. Меня никто в шею не гонит, непогоду можно и переждать.

Спускаюсь с Вухатого Каменя  вниз и нахожу место для ночевки. Палатку  поставила быстро и без проблем. Ха-ха на мои прошлые слезы…

Утром двину на хребет.

 

  3 сентября

 

Ночью было  нежарко. Утро началось легким туманом.  Пока  готовила себе  завтрак (овсянку с сухофруктами) и заваривала  чай, – распогодилось.  Но собираться быстро я  не умею… И когда дошла до  18  пограничного столбика (перед самым подъемом на  хребет) погода озверела. Поднялся  сильный  ветрюган,  все окрестности увязли в тумане. Бросила якорь (т.е. рюкзак) и  стала дожидаться, пока это все безобразие рассосется. За полтора часа  ничего не изменилось, разве что в худшую сторону. Что делать? Был соблазн тупо и упрямо продвигаться вперед, несмотря на и вопреки. Вспомнила  Сашино «подход, фиксация  и отход». Еще он говорил: «Есть храбрые альпинисты, а есть старые альпинисты. Храброго старого альпиниста никто не видел».

Решила, что не хочу быть храбрым  альпинистом.  Хотя и старым альпинистом тоже  быть не хочу  :)

 

непогода в горах, непогода...

 

 

флажковое дерево

 

 

*  Вот как ветер деревья на пробор причесывает.

Флажковое дерево. По нему легко определить, откуда преимущественно дуют ветры…

 

 

Под заунывное завывание ветра вернулась на место ночевки.  Окрестности утонули в тумане. Залезла в палатку и решила оттуда не показывать носа до рассвета, а утром по погоде повторить попытку. Просто лежала  и наслаждалась разными потусторонними мыслями, читала псалмы, витала в облаках…

Когда у палатки послышались голоса и английская  речь, первая  мысль была  такой: «Прошли бы вы мимо…»  Я специально устанавливаю палатку входом в  противоположную от тропинки  сторону. Но непрошенных гостей это не остановило. Они стали расспрашивать меня, как пройти на Говерлу. Роберта и Клаву  (его жену, она родом из-под Киева), приехавших сюда в отпуск из Сиднея, мне удалось уговорить не маяться дурью, а поставить палатки и дождаться «летной погоды». Пообещала, что утром выведу их на хребет. Но Клавин брат Дима раскрыл карту и просил объяснить, как туда выйти. Я сперва не заподозрила никакой мороки и простодушно объяснила ему путь к 18-му столбику. И он тут  же… решил  сбегать туда на разведку. Я попробовала урезонить его (в таком-то тумане кончиков пальцев протянутой руки не видно – какой там 18-й  столбик!), но он, видать, из когорты  храбрых альпинистов  ;) .  «Сколько идти до  хребта?» — спросил.  «Минут сорок». «Всего?» — удивился. «В горах во время непогоды 40 – это не всего, это «аж», — ответила я, но — не переубедила.

Ушел, не взяв  ни мобилки, ни плаща, ни фонарика. «Да зачем мне все это?!  40 минут туда и сорок назад… Еще ж только начало пятого!..»

Туман усиливался,  глаза мои слипались, и я  не нашла нужных слов…

Проснулась я от  Клавиного плача. По ту сторону палатки  было темно, и я  сразу смекнула, что Димы  еще нет. Клава что-то взволновано говорила  Роберту  на английском. Он отвечал ей  спокойно и невозмутимо. Роботообразно. Робертообразно.

Глянула  на часы и поежилась. Этот храбрый альпинист явно сбился с дороги. За  прошедшее  время  можно было бы  не только  вернуться, —  на четвереньках  доползти.  Сразу схватила  всю безнадегу  этой ситуации… И хотя  сказала Клаве «остается уповать на то, что он прибился к  какой-то палатке», но прекрасно понимала, что это бред. Там, куда он шел, ни один чудик палатку бы не поставил – слишком ветрено.  У Клавы  были другие  сомнения: «Он такой  здоровый, что люди просто побоятся  его к  себе впустить».  Я ответила, что тоже  боюсь здоровых ;),  но в такой  погодной  ситуации  (горы, ночь, дождь и ветер)  пустила бы любого  — лучше подвергнуть опасности собственную жизнь, чем взять грех на душу. Клаву  этот аргумент убедил. Я разобрала с  ней  текущую ситуацию, и получилось, что до утра  мы  все равно ничего конкретного не можем сделать. «Остается одно — молиться за него. Поверь, это тоже немало», — сказала я. И успокоила тем, что утром  мы с  Робертом двинем на поиски. Я не сомневалась, что все будет именно так.  Мне  казалось, что в этой ситуации сдрейфить может только один человек, и это – не Роберт.

Я плохо знаю людей…

 

 

 

 

Продолжение, часть 6, — здесь.  


Ще раз перечитала цю драматичну історію і ще раз висловлюю своє захоплення ОЛЬГОЮ ІВАНОВОЮ!


Оставить комментарий