К вершинам!
Сайт Ольги Ивановой
+38 (097) 89 58 977

Маршрутом проб и ошибок, ч. 8

  1. Приключенческое кино или Иван Сусанин просит помощи

 

 

 

Подъем  был крут, и отсутствие кустарников или деревьев, за которые  можно было  схватиться, а также уступов, на которых можно зафиксировать ногу,  придавали нашему  восхождению особую пикантность. Если  еще добавить разболтанные от позавчерашнего промокания  кроссы… Они не успели высохнуть, а я, судя по тому, как и куда я вела доверившихся мне людей, не успела прийти в сорзнание…

А экстремалы ищут каких-то острых ощущений! Со мной ходите – по новому маршруту!

 

 

Ты  медленно сползаешь вниз с  крутой горочки, а у  ее подножья — острые камешки…

Неправда, что в такие  моменты перед глазами проносится вся твоя жизнь. Это художественные навороты. На самом деле ты  просто тупо съезжаешь, и в сознании только ощущение полнейшего бессилия…

Мне повезло, что Ян в три прыжка оказался  рядом и  сделал своими  ступнями упор для  моих ступней.  И тоже  — никаких посторонних мыслей, только все время переспрашивала:

— Вы  прочно стоите?

— Прочно, прочно.

— Вы зафиксировались?

— Зафиксировался.

И так несколько раз подряд. Я судорожно цеплялась за его руку и наступала на  его  ботинки. Благо, они были польскими – устойчивыми – и не скользили…

Периодически  на пути оказывался  спасительный  жереп (карликовая  сосна) или можжевельник с толстым стеблем. Тогда я отпускала  руку Яна и хваталась за  кустарники.

 

 

Жереп

 

 

 

 

Но  на следующем отрезке пути была одна трава.

— Ян, я сползаю…

И он снова хватал меня за руки и подтягивал вверх. В один из таких моментов я запросто могла сорваться, так как совсем не вовремя вспомнила  похожий эпизод из какого-то дешевого вестерна.  Там двое подельников убегали от погони, один из них сорвался со скалы, другой тащил его вверх за руки,  а внизу зияла бездна …

Я еле удержалась, чтобы не  рассмеяться – это так пошло  — повторить сюжет дешевого вестерна…

Если бы все-таки рассмеялась, —  хеппи- энда мне точно не видать  :)…

 

 

Только-только мы выбрались в безопасное  место (я  еще  не успела  отдышаться), как на меня упала  СМСка  моего московского знакомого Богдана Петровича. Он спрашивал, есть ли здесь, в Дземброне, городской телефон, просил его номер. Это было как послание  из космоса.

Ответ я  по ошибке отправила кому-то другому…

Я была неадекватна…

 

 

 

Когда  мы все-таки вскарабкались на Смотрич, солнце уже садилось. Поп-Иван был укутан густым туманом. «Похоже, моим полякам так  и не удастся увидеть «свою» обсерваторию, даже издалека». Только я подумала об этом, как небо очистилось.  из белого киселя тумана показался отчетливый силуэт черного «каземата».

 

 

 

каземат

 

 

 

 

— Смотри,  Малгоша,  вот она, обсерватория!  —  радостно  воскликнул Ян. Его дочка уныло посмотрела вдаль и ничего не сказала. Ну и молодежь пошла  (заворчала старуха),   им только по татровским разлинееным тропам  ходить!..

— Да посмотри же! – не унывал Ян.

Она послушно подняла  голову.   Ее лицо не выражало ничего, кроме усталости и полного равнодушия…

Это был последний  взгляд  на  цель, которой, благодаря  мне, им так и не удалось достичь.

 

 

 

Назад я  их вела через  Вухатый  Камень.  Этим маршрутом я  уже могу  идти с  закрытыми глазами.  Почти так и получилось, потому  что на  горы спустились густые сумерки. Правда, дорогу нам освещали фонарики. На некоторых участках  (где  из-за  склонов выплывала полная  луна) мы  их выключали. Идти по лунной дорожке было так  романтично…

 

 

На Вухатом

 

 

 

При самом конце пути, в лесу,  я  предложила  им обоим присесть в моей любимой  беседке и зафиксироваться. Выключить фонарики и послушать ночную тишину. Ночь была  потрясающая  — теплая,  спокойная, умиротворяющая. В ветвях смерек запутался  «місяць  уповні». Его тусклые отблески  посеребрили  все вокруг,  наполнили окружающий мир тайной, какой-то недосказанностью. В такие  моменты  душа  впитывает в  себя нечто значительное  и величественное, чему  нет названия.  Это можно только  вобрать, но не обозначить…

 

 

Я пригласила   Малгошу просто побыть в настоящем моменте, ощутить его вкус,  запах… Заверила, что  такие   моменты  окрашивают  жизнь в   дивные  цвета и оттенки.

Она кисло улыбалась… Этому милому  длинноногому  созданию еще не ведома радость преодоления… Но  мое сердце  улавливало тихий  мотив лунного сияния  и разливалось серебром…

 

 

Зафиксировала момент

 

 

 

 

*  Зафиксировать момент 

    Малгоше   удалось.  Но только

  фотоаппаратом  …

 

 

 

 

 

8 сентября

 

 

 

Мы сидели с Маричкой  в летней столовой (на веранде), чистили грибы, которые она собрала в    лесу,  и говорили  о чем-то очень увлекательном.  Вдруг она осеклась на полуслове и выключилась из разговора.  Стала вслушиваться. Это далекий  грузовик  прогрохотал  где-то по дороге?  Или раскаты  грома?

Все  — и разговоры, и грибы – было попрано.  Мы  схватили  грабли, вилы и побежали спасать сено.

Сено — это то, вокруг чего вращается земля Гуцулия. Не будет сена, — она сорвется в пропасть. Сено — это коровы – молоко- сыр – сметана – масло – деньги  — жизнь…

Маричка  сказала, что я  «громаджу  сіно»  уже  почти профессионально  :).  До первых капель дождя  мы  успели  закидать его в  «оборіг» (сеновал).

Ну вот и я на что-то сгодилась.  Не все же стишки пописывать  :)

 

 

 

Те же и грабли

 

 

 

И вдруг откуда-то из глубины души всплыла идея… А что если мне насовсем переселиться в Дземброню?

— Маричка,  я  научусь доить коров и не буду тебе обузой.

—  Доить коров не обязательно. Ты  человек интеллектуального труда. Мы найдем тебе  другое применение. Что-то связанное с отдыхающими в Карпатах…

И – яркой  вспышкой  изнутри! — осенила  меня  идея тренингов для людей, находящихся в трудных жизненных обстоятельствах.

Но сначала нужно самой достичь вершины…

 

 

 

          10 сентября

 

Мы давно уже начали отпрашивать Маричку у ее мужа в поход на Черногору. Каждый раз он говорил, что не против, но тут же давал столько поручений, что ни о каком маршруте можно было не помышлять. Мы уже почти свыклись с мыслью, что нашей затее не суждено сбыться. Но, к  нашему  величайшему  изумлению…  вдруг… среди бела  дня… к  нам подходит Мыкола и говорит:

—   Так и быть, идите  в свой поход на Черногору, но только  на  два дня и только с  одним условием:  на обратном пути Маричка пусть насобирает гогодзы  (бруснику).

Он,  вероятно,  думал, что мы откажемся, ведь  такое  заманчивое  предложение  поступило к  нам действительно вдруг  и не с  раннего утра, а среди дня. Кто же выходит в  поход  в обеденное  время?

Возможно,  Мыкола  нам сделал  это  предложение , чтобы  показать свою лояльность :)  и потом сказать «вы же сами отказались, я  разрешал».

Ха! Не на тех напал!  МЫ НЕ ОТКАЗАЛИСЬ!!!

Собрались за  какие-то полчаса и двинули в путь. Он не успел опомнится, как мы уже   шагали по дороге, весело горбатясь своими рюкзаками.  Продукты и горелку Маричка  переложила в свой  рюкзак, и я сразу ощутила, что  прав был царь Соломон (он же Екклесиаст)  —   «двоим  лучше, чем одному»  (с).

Особенно если двое  — это  Маричка и  я :) .

 

 

 

 

Продолжение, часть 9, — здесь.



Оставить комментарий