К вершинам!
Сайт Ольги Ивановой
+38 (097) 89 58 977

Экстрим. Стратегия выживания

 

 

  Часть 3. Страшнее цунами только страх

 

 

О том, что мы летим  в цунамиопасный регион, я узнала уже в аэропорту вылета.  От пассажира, который только что прилетел  в Киев с Курильских островов (он летел через Камчатку). Именно из-за этой угрозы он покинул остров, а мы с мужем и полуторагодовалым сыном туда направлялись…

Муж был настроен решительно:

— Пустые разговоры, ничего менять не будем!

Но менять, конечно, пришлось много чего. Не только место жительства…

 

 

 

Северо-Курильск  Касивабара

 

 

 

* Теперь Северо-Курильск таков… А когда я  там жила,  поселок был сплошь застроен одно-  и двухэтажными обшарпанными домиками без особых удобств…

 

 

 

На острове Парамушир (Северные Курилы) мне пришлось учиться топить печь, ходить в общественную баню (в Киеве у меня была ванная комната), писать статьи на темы, от которых я была ну очень далека.

Поселок Северо-Курильск – это в основном работники базы сейнерного флота, а также перерабатывающего рыбу и морепродукты цеха.

Но привыкать к пургам уже не пришлось. За спиной был опыт Чукотки. И новую тему тоже было не страшно осваивать. В областной  магаданской молодежке (я была собкором по Чукотке) я вела рубрику об оленеводстве. Выбрала ее потому, что хотела чаще бывать в тундре и пожить жизнью чукотских оленеводов-кочевников. Мне это удалось, я даже пару месяцев  с ними пастушила…

 

На Курилах нужны были знания и навыки, которые ни в Киеве, ни на Чукотке я приобрести не могла.

Навыки выживания в цунамиопасной местности и правильного поведения во время землетрясения.

 

Потряхивало нас частенько, правда, толчки были слабыми, почти не ощутимыми.

Опасность состояла в том, что цунами могли вызвать не ощутимые на суше толчки – землетрясение в море. Именно оно иногда  порождает гигантские волны (размером с многоэтажный дом!). Эти волны  обрушиваются на берег с такой силой, что сметают дома, как щепки.

 

Когда я прилетела на остров, там еще проживали люди, пережившие это стихийное бедствие. И хоть случилось оно в 1952 году, разве могли они такое забыть?

 

Ноябрьской ночью людей разбудило сильнейшее землетрясение. От него лопались стекла в окнах домов, шатались электрические столбы.

Люди в чем были выскакивали на улицу (а ноябрь на Парамушире — месяц зимний,  холодно!) и взбирались  на возвышенность — в сопки.

Сверху можно было увидеть, как  гигантская волна, поднявшаяся из моря, смыла прибрежные казармы. Оттуда выскакивали солдатики в исподнем, и  море тут же проглатывало их…

 

Через какое-то время большинство замерзших людей стали спускаться вниз, к своим домам. Они хотели согреться.

Не знали, что вторая волна цунами, которая следует за первой, бывает еще более мощной.

Их накрыло.

 

 

 

Цунами

 

 

10 тысяч погибших из 20 тысяч населения…

Даже если кому-то удавалось избежать удара о деревянные конструкции домов, продержаться долго в холодной воде они не смогли…

По улице плавали бревна, трупы и купюры (цунами разнесло в щепы помещение сберкассы)  На деньги никто не обращал внимания…

 

 

Я спрашивала переживших трагедию людей:

— Как вы, побывавшие в такой смертельной опасности и  перенесшие такие лишения,  продолжаете жить в цунамиопасном районе?

— А как вы, киевляне, после Чернобыльской катастрофы, продолжаете проживать в Киеве? – был ответный вопрос.

Вопросов на этот ответ у меня не осталось…

 

Почему я упомянула это событие, произошедшие до моего рождения?

Потому что угроза цунами оставалась реальной и в то время, когда я проживала на острове Парамушир.

В  рабочих кабинетах редакции висела огромная инструкция: как вести себя во время землетрясения.

«Работающий» вулкан Эбеко, находящийся всего в восьми километрах от поселка и время от времена выбрасывающий в небо столб дыма, напоминиал, что живем мы в районе  повышенной сейсмической опасности.

 

 

 

Вулкан Эбеко

 

* Вулкан Эбеко плюнул дымом на поселок.  Плевать он на нас, живущих рядом, хотел…

 

В то время в Северо-Курильске уже была сейсмостанция. В море находились датчики, фиксирующие подземные толчки. Время от времени по радио объявляли тревогу цунами, и мы должны были покинуть цунамиопасную зону и перебраться в цунамибезопасную – то есть подняться на сопки.

На спасение отводилось не больше  10 мин.

Даже  ночью, во время твоего сна.

Даже если ты болен и прикован к постели.

Даже если ты – в бане или купаешь ребенка.

Бог миловал…

 

И тут мы переходим к стратегии.

 

Некоторые экстремальные ситуации можно,  хотя бы на уровне предположений, предвидеть. В этом случае нужно к ним заранее подготовиться, используя личный опыт или опыт других, а также информацию, которую ты почерпнул из проверенных источников.

Чтобы не было паники во время экстрима, у меня был сформирован «тревожный чемоданчик». Там были  вещи и продукты, которые нужно взять с собой, покидая по цунами-тревоге дом (может, и навсегда…)

В чемоданчике находились теплая одежда, сухпаек, запас воды, документы, деньги, адреса…

 

Днем и ночью мы жили с включенным радиоприемником. Потому что именно по нему звучал «голос Левитана», записанный на пленку и включающийся автоматически в случае угрозы.

Он до сих пор звучит у меня в ушах…

 

   «Внимание жителей  Северо-Курильска! К поселку ожидается подход волны цунами.  Всех, кто проживает на цунамиопасной территории, просим срочно ее покинуть и перебраться в цунамибезопасное место!»

 

И этот голос звучал до той поры, пока опасность не миновала.

 

 

Было, было… и в сопки с чемоданчиком поднималась, неся сына в охапке…

Сейчас есть о чем вспомнить…

И вам рассказать…

 

 

Никакой паники. Был последовательный алгоритм действий, продуманный заранее.

 

Теперь вы, я надеюсь, понимаете, что отключенный Интернет, свет и насос, качающий воду, а также снежные заносы (тоже весьма часто случавшиеся на Курилах) – для меня ерунда, выеденного яйца не стоящая?

Кстати сказать, я  и безо всякого электричества могу выесть яйцо, зажарив его либо на печке, либо на моей походной газовой горелке.

И безо всякого «тревожного чемоданчика».

 

В доме у меня  всегда имеется  НЗ продуктов. Есть  также емкости, заполненные водой, электрические фонарики и фонарик, заряжающиеся от дневного света (он  стоит на окне).

И всегда есть в запасе занятия для такого момента.

Вот я давно уже собиралась обобщить свой опыт выхода из экстремальных ситуаций, да все как-то…

Нынешняя непогода подсобила, стала толчком и вдохновила…

 

 

Cтратегия 

 

 

Постарайтесь предвидеть то, что предвидеть можно…

 

Какие экстремальные ситуации могут случиться в вашей жизни?

Как вы подготовлены к ним?

Как будете действовать?

Какая дополнительная информация может понадобиться? Где можете ее найти?

Соберите ее.

Потренируйтесь.

Поделитесь с другими – это закрепит в памяти знания.

И пусть это вам не пригодится!

 

 

   Как мне водка помогла

 

Еще один опыт, который я получила на Курилах.

Топили печку мы углем (который заранее загрузили в подпол), а на растопку были выписанные в стройуправлении дрова. Но дрова в подполе уже не помещались, мы их складировали в сарае  — шагах в 70-100  от дома (упоминаю о шагах не случайно…).

Сперва этим занимался муж, а когда его не стало,  истопником пришлось становиться мне.

К тому времени я уже научилась топить печь (хотя родившемуся  среди многоэтажек и выросшему на асфальте  столичному жителю это было непросто…).

 

 

 

моя печь

 

 

 

Но появилось новая незадача.  В одну ночь сарай замело так, что крыши было не видно. Нужно было произвести раскопки и прокопать подземный тоннель к входу в это складское помещение.

Это я могла делать  днем и только тогда, когда малыш спал. То есть на все про все мне отводился час-полтора, не больше.

Помню, как в поте лица я прокапывала тоннель и уже почти добралась до сарая (проходки осталось каких-то несколько метров), и вдруг услышала плач малыша.

Я вернулась в дом, и уже было не до копания.

.

Ничего страшного, — подумалось. Каких-то несколько метров… Завтра докопаю.

А ночью грянула пурга.

Утром все было так, как до раскопок….

Я снова взялась за лопату. И снова за несколько метров до дверей сарая услышала плач. Ночью пурга  опять все поставила на свои места…

 

Так повторялось несколько дней. И я уже готова была прийти в отчаяние, но включила смекалку.

Подбирала около магазинов деревянные ящики – использованную тару, которую  должны были просто сжечь на костре. Я пустила эту тару на растопку своей печки…

 

Разобраться с сараем мне помогла водка ;)

Точнее, талоны на спиртное.

На острове был полусухой закон. Спиртное можно было покупать  в ограниченном количестве.  Бутылку водки (или коньяка), бутылку вина и бутылку шампанского в месяц.

У меня талоны на спиртное были в бездействии – мне некогда было пить.

Я купила за них трактор.

То есть тракториста.

Отдала ему  свои талоны. И то, с чем я боролась несколько дней (снежные заносы перед сараем), тракторист на своем стальном коне одолел за пару минут.

 

 

 

Стратегия 

 

 

В экстремальной ситуации сначала успокойтесь, потом включайте смекалку. Именно так – сначала успокойтесь.

Во взвинченном состоянии сообразиловка отключается.

Набросайте (если возможно, то лучше  — на бумаге!) несколько вариантов выхода из ситуации. Пусть они покажутся вам нелепыми или смешными.

Вариант тянет за собой другой вариант. Главное – дать мыслям простор и начать действовать. На этом импульсе могут родиться другие (лучшие!) решения.

 

 

Окончание, часть 4, —  здесь  



Оставить комментарий